«За Родину! За Сталина!». События Великой Отечественной войны на Зельвенщине

События Великой Отечественной войны на Зельвенщине.

П.Карелл писал, что Гудериан намеревался снять 29-ю дивизию с участка восточнее Зельвы, где она сдерживала советские войска, пытавшиеся прорваться из «котла». Она нужна была ему для наступления на Смоленск, но, как оказалось, это соединение, удерживавшее семидесятикилометровый участок кольца окружения, втянуто в бои такой интенсивности и ожесточенности, что высвободить его совершенно невозможно. Советские войска пытались именно здесь, у Зельвы, прорвать кольцо и выйти из окружения. Они скапливались в лесах, группировались и затем, при поддержке танков и артиллерии, атаковали боевые порядки 29-й. Эскадроны кавалерии в конном строю пытались прорваться юго-западнее Озерницы, невзирая на шквальный огонь мотоциклетного батальона и 5-го пульбата. Под Зельвой они ворвались на передо- вые позиции разведывательного батальона. Оба полка дивизии – 15-й Кассельский и 71-й Эрфуртский – с трудом отбивали непрерывные атаки. Особенно серьезное положение было на участке 15-го. Городок Зельва, куда все подходи- ли и подходили советские части, был вскоре переполнен ими. А за- тем началось то, что немцы восприняли как начало какого-то кошмара. Густые цепи советской пехоты пошли вперед широким фронтом, одна цепь за другой. «Они что, с ума все посходили?» – задавали себе вопрос солдаты 29-й дивизии. Растерянно смотрели они на этих, надвигающихся на них серой стеной людей в форме. Стена эта ощеривалась длинными примкнутыми штыками. «Ура! Ура!» – «Это же верная гибель», – простонал гауптман Шмидт, командир 1-го батальона. А разве война – не смерть? Если хочешь смести эту стену, а не только повалить ее на землю, тогда следует обождать. «Приказ – ждать и огня не открывать!» – приказывает Шмидт. А стена, неистово крича «ура», надвигается все ближе и ближе. От страха у пулеметчиков сердце готово выпрыгнуть из груди».

Открыв огонь, немцы в мгновение ока срезали первые две цепи (поле покрылось бурыми холмиками тел), третья отступила назад. Вечером атака была повторена, на этот раз при поддержке бронепоезда, конницы и танков Т-26. Саперы разобрали путь, БЕПО был расстрелян противотанковыми орудиями; под огнем пулеметов захлебнулась атака кавалерии. «Страшнее никто ничего не видел. Ржанье лошадей. Нет, это не ржанье – лошади кричат, кричат от боли рвущейся на куски плоти. Падают, давя, сбивая с ног друг друга, усаживаются на прошитые пулеметами зады, судорожно молотя воздух передними копытами. «Огонь!» Надо кончать это дело. Кончать. Тем, кто находится у противотанковой пушки, легче – танки, по крайней мере, не вопят». Не ясно, чьей принадлежности был бронепоезд. Судьбы БЕПО НКВД №№58 и 60 удалось отследить; возможно, немцы уничтожили бронепоезд РККА. Какой части принадлежали кавалеристы, теперь уже не установить. В июне 1975 г. житель деревни Горно Зельвенского района (южнее Зельвы, неподалеку от переправы в д. Кошели) М.И.Жидок нашел зна- мя 144-го кавалерийского полка 36-й кавдивизии. Знамя было отправлено на восстановление в Москву и в 1977 г. передано на вечное хранение в Музей истории Белорусского военного округа.

Когда в район станции Зельва вышел штаб 86-й КрСД с остатка- ми своих подразделений, переправа через реку была захвачена немцами. Против отходящих советских частей был выставлен заслон силами до полка пехоты с артиллерией. И.о. комдива А.Г.Молев принял решение атаковать неприятеля и, заняв переправу, пробиться на восток. Атака закончилась неуда- чей, погибло большинство коман- диров и политработников: зам. командира по политчасти полковой комиссар В.Н.Давылов, начальник штаба подполковник В.И.Гиринский, начальник особого отдела П.В.Хохлов, зам. начальника политотдела старший батальонный комиссар Аксарин и другие. Сам полковник Молев был тяжело ранен и попал в плен, уцелевшие отошли по западному берегу Зельвянки на юг и далее – в Полесье. В районе Калинковичей они вышли к своим. После освобождения из плена в 1945 г. своего заместителя, гене- рал-майор М.А.Зашибалов дал А.Г.Молеву положительную характеристику и ручался за него перед партийными органами и органами госбезопасности. У остатков частей 6-го мехкорпуса по выходе к Зельве еще оставалась бронетехника, и перед командованием и экипажами стояла задача постараться вывести ее из окружения. Но так как на пути отступления с юга на север протекает река Зельвянка с сильно заболоченными берегами, надо было искать мосты, не захваченные противником и способные выдержать танки. Такие переправы были юж- нее Зельвы в д. Ростевичи (пример- но 6 км южнее Зельвы) и в д. Кошели (примерно 10 км южнее Зель- вы). А.Л.Дударенок считает, что основной была переправа в Коше- лях. Обе эти дороги через переправы сходились в одну примерно в 15 км юго-восточнее Зельвы, на берегу озера Бездонное – озера у д. Клепачи. У мостов возникли гигантские скопления военнослужащих, уцелевшего автотранспорта, повозок, танков, бронемашин, тягачей и тракторов. Возможно, что немало техники было утоплено в Бездонном озере… Обследование дна не производилось, но берег самого озера «звенит» под рамкой металлоискателя. При раскопках обнаруживаются штыки, каски, автомобильные аккумуляторы.

Из письма Ф.В.Наймушина, начальника артснабжения 383-го арт- полка: «После Червоного Бора с Пиотровским (майор Э.Ф.Пиотровский был зам. по строевой части и и.о. командира полка. – Д.Е.) я встретился у моста через реку Зельвянку. У моста я был легко ранен, но вдобавок контужен… От взрыва снаряда меня грудью бросило на гусеницу то ли танкетки, то ли трак- тора. Я после этого удара харкал кровью больше 2 месяцев… Через мост перейти не удалось. У Пиотровского было три или четыре грузовика с ранеными солдатами и од- на девушка-санитарка, еврейка. Среди раненых был майор-танкист с перебитыми ногами – забинтованными, закутанными пропитан- ной кровью простыней. Он был в бреду, кричал: «За Родину! За Сталина!» (не был ли это майор Петухов, начштаба 57-го полка 29-й ТД? – Д. Е.). Потом мы с Пиотровским на машинах спустились по реке вниз, километров 15 от моста, не помню. Моя машина среди реки заглохла. Кто мог, перешел вброд, а нескольких человек перенесли на досках. Всех раненых оставили около реки, в лесочке. Нас было 12 человек. Отошли от Зельвянки километров на 6, разделились по три человека. Со мной был лейтенант милиции Мещеряков и стар- шина из нашего полка Яков Ващенко. Больше Пиотровского я не ви- дел, не знаю, жив он или нет». Т.Я.Криницкий, 50-й полк 25-й танковой дивизии: «Мы бросили танк и пересели в трактор «Ворошило- вец» (это вроде КамАЗа, только на гусеничном ходу) с будкой… В Зельве какой-то генерал нас торо- пил, отобрал трактор и направил за Зельву километра за три в оборо- ну. Там нечего было оборонять, ибо там, в мелколесье, точно усеяно бы- ло трупами, там полегла целая ди- визия, остался взвод или меньше…»

При попытках пробиться по шоссе Белосток – Барановичи, пред- принятых штабами частей, разроз- ненными танковыми, моторизованными, стрелковыми и тыловыми подразделениями 10-й армии и группы И.В.Болдина, прорывающиеся понесли очень большие потери. Погибло много командиров и политработников, в том числе из 6-го мехкорпуса. Войска подходи- ли разновременно, «волнами», что весьма упрощало немцам задачу: бить противника по частям всегда легче. При попытке переправиться через Зельвянку были окончательно рассеяны и прекратили суще- ствование остатки 13-й СД. За- меститель командира по политчасти полковой комиссар Е.Р.Сакович застрелился, сам генерал А.З.Наумов был пленен позже в ходе облавы. Начальник связи дивизии майор Краснов также попал в плен и оказался соседом по нарам с последним защитником т. н. «Восточного форта» Брестской крепости майором П.М.Гавриловым. В наши дни в ходе поисковых работ в районе д. Озерница в одном из раскопанных неизвестных захоронений была найдена печать с выбитым числом «17» и надписью: «Для хранилищ. 119-й стрелковый полк». 119-й входил в состав 13-й СД, командовал им майор С.Г.Дьяконов (он числится пропавшим без вести с июня 41- го года).

Клепачи и Озерница. Разгром управления 6-го мехкорпуса. Как явствует из рассказов местных жителей, отступающие части Красной Армии появились на берегах Зельвянки 27–29 июня. К этому времени в Клепачах и Озернице сосредоточились значительные силы немецких войск. Опять же, по словам селян, в Озерницу они вошли еще 25 июня. На большое поле между самой деревней и ж.-д. станцией Озерница был выброшен воздушный десант. По впечатлениям очевидцев, все поле почернело от парашютистов, одетых в черные комбинезоны. Вслед за ними на выбранную площадку сели планеры с танкетками и орудиями. Часть «черных» солдат поспешила в Клепачи, что в двух километрах от Озерницы. Потом десантники вро- де бы исчезли, но 27 (или 28) июня с востока, от Слонима, в Озерницу вошли сухопутные части вермахта. Кто-нибудь когда-нибудь слы- шал о маленькой белорусской речке Ивановке? Она действительно маленькая, всего 11 км в длину. Течет по Слонимской возвышенности и за излучиной, на берегу которой стоят Клепачи, впадает в Бездонное озеро; затем выбегает из него и в конце своего пути впадает в Зельвянку. Там, по узкой равнине между крутым склоном поросшей лесом возвышенности и заболочен- ной озерно-речной полосой, петляет полевая дорога. Немного дальше – мост через Зельвянку и деревня Кошели уже другого рай- она, Зельвенского. Прибрежная теснина – идеальное место для засады. Ведомая злым роком, в нее и втянулась длинная колонна штаба 6-го мехкорпуса, его медсанбата, других тыловых подразделений. Кроме танкистов, с ними шли примкнувшие к группе бойцы разных частей и разных родов войск. От моста и брода у Кошелей колонна направлялась к Клепачам, чтобы дальше – через Озерницу – выйти к Слониму. Штаб корпуса не имел связи с армейским командованием, оказался отрезанным от своих частей. Никто не мог и предположить, что захватчики уже третий день хозяйничают в Слониме, что «клещи» ударных танковых соединений группы армий «Центр» уже сомкнулись у Минска.

Разведка у германцев работала прекрасно. Уже не столь важно как (с воздуха ли, с земли ли), но немцы в Клепачах были предупреждены: из окружения пробивается крупный штаб, готовьтесь встретить. Они подготовились к встрече очень тщательно и профессионально. На всякий случай подготовили живой щит: согнали население к церкви, стоявшей на холме, и клад- бищу. У излучины Ивановки, откуда хорошо просматривалась дорога на Кошели, артиллеристы установили орудия, расчистили сектора обстрела, спалив дома и другие постройки на краю деревни. А чтобы у тех, кому готовили ловушку, не возникло никаких подо- зрений, на другой возвышенности, тоже за рекой, создали видимость штабного расположения, подняли красный флаг. Его было хорошо видно при подъезде к Клепачам от Зельвянки. Вероятно все же, что германская пехота действовала совместно с ВДВ или «бранденбур- герами», ибо среди вражеских солдат были говорившие по-русски и одетые в форму Красной Армии.

По материалам интернет-источников (Продолжение следует)

Часть 1: С первых дней войны Зельвенщина стала местом боевых действий. Вспоминаем события 1941 года

Часть 2: Три прорыва под Зельвой. Вспоминаем события 1941 года

Интересные и актуальные новости Зельвенского района в нашем  Telegram-канале.  Подписывайтесь по ссылке!

Вам может быть интересно

Комментарии отключены