Руслан Якубцевич, заведующий кафедрой анестезиологии и реанимации ГрГМУ, – об участии вузовских ученых в лечении коронавируса, гродненских методах преодоления «шторма» в организме и значении наставника

Возможно, врачи из реанимации и не слышат, что называется, в глаза столько слов благодарности от пациентов, как их коллеги другого профиля.

Когда жизнь человека висит на волоске, не до дифирамбов доктору, а окончательно поднимают на ноги спасенных, как правило, в других больничных отделениях. Но в памяти тех, кого реаниматологи буквально вернули к жизни, их фамилии остаются на всю жизнь. Не раз доводилось слышать, с каким благоговением говорили гродненцы о профессоре Владимире Спасе. Сам же Владимир Владимирович, когда в свое время брала у него интервью, свою работу оценивал скромно, больше говорил о коллективе и талантливых учениках, в числе которых первым назвал тогда еще начинающего врача Руслана Якубцевича. И вот теперь уже Руслан Эдуардович, заведующий кафедрой анестезиологии и реанимации Гродненского медицинского университета, в беседе со мной с такой же теплотой вспоминает своего наставника. А в вузе и в главной клинике области говорят, что он не просто принял эстафету, но и внес свой весомый вклад в развитие большого и очень важного подразделения медицины. 

20201012-0W1A5705.jpg

Ученые в красной зоне

В этом году, когда пандемия, образно говоря, проверяла медицину на прочность, именно отделения анестезиологии и реанимации были самыми горячими точками. Цифры медицинской статистики и списки отмеченных на уровне государства за труд медиков свидетельствуют, что в том числе и эта служба достойно выдержала испытания. Самую высокую отметку за труд получил и Руслан Якубцевич.

В главной клинике области сотрудники Гродненского государственного медицинского университета наравне с врачами-специалистами сразу начали входить в красную зону: средства индивидуальной защиты надевали каждый день, следили за динамикой заболевания, при необходимости корректировали лечение. Кроме того, оказывали консультативную помощь по видеосвязи, ездили в районы. 

По общей статистике, и в наших клиниках она аналогична, порядка 80 процентов заболевших пациентов переносят коронавирусную инфекцию достаточно легко, 15 процентов – в среднетяжелой форме. И 5 процентов – в тяжелой. Это как раз те люди, которые нуждаются в различных видах реанимационной помощи, в том числе искусственной вентиляции легких.

20201012-0W1A5697.jpg

Впервые в нашей стране реаниматологи в университетской клинике применили в лечении ковидных пациентов методику экстракорпоральной мембранной оксигенации: проводили очищение крови отечественным гемосорбентом. Таким образом останавливали происходящий в организме больного цитокиновый шторм – опасную для жизни реакцию иммунной системы на внедрение вируса, когда защитные клетки атакуют не врагов, а своих же «соотечественников», то есть разрушают здоровые ткани важнейших для жизни органов. Уже существуют научные доказательства, что чаще всего больных коронавирусом убивает именно этот синдром, и было очень важно вовремя его поймать и остановить. 

– Ранее этот метод мы в областной клинике использовали в лечении сепсиса. Эта инфекция механизмом развития схожа с ковидной, и мы, образно говоря, перенесли идею на новую патологию. И таким образом в ряде случаев остановили «бурю» в организме, – рассказывает Руслан Якубцевич. 

Он подчеркивает: не отвергался ни один из методов, имевший шансы быть действенным в борьбе за здоровье и жизни пациентов. К примеру, как только появилась возможность, начали использовать донорскую плазму от переболевших ковидом и благодарны гродненским трансфузиологам, которые активно работали в плане поставок. 

Надо отметить, что методы лечения ковидных пациентов в реанимации Гродненской университетской клиники были взяты на вооружение не только в районах области, но и в столичных клиниках. 

Высшая категория

Сегодня ковид уже не представляет собой ту «страшилку», которой казался в начале весны. Но, даже дав ему достойный отпор, медицине не пришлось вздохнуть с облегчением. То же и в реанимации: о себе дали знать другие обострившиеся патологии, да и ковид не хочет сдаваться. 

– Наукой заниматься некогда? – интересуюсь у собеседника, зная, что ситуация вынуждает ученые умы больше сосредоточиться на практической помощи людям.

20201012-0W1A5754.jpg

– Всегда все идет параллельно, – отвечает Якубцевич. – Наука делается на практике. Каждый день при встречах с пациентами накапливаются знания, которые затем анализируются. Если у человека есть научная жилка, то каждый клинический случай он будет рассматривать и использовать в научной плоскости.

Несомненно, что так работает и Руслан Якубцевич, самый молодой доктор наук в Гродненском государственном медицинском университете, автор более двухсот научных работ, пяти учебников, цикла лекций для будущих врачей, двух монографий, а еще 72 рационализаторских предложений по актуальным проблемам анестезиологии и реаниматологии, экстракорпоральной детоксикации и гемодиализу, 13 патентов на изобретение.

В должности заведующего вузовской кафедрой анестезиологии и реанимации он относительно недавно – пять лет. До этого четыре года работал рядовым анестезиологом-реаниматологом, одиннадцать лет руководил отделением гемодиализа и детоксикации в главной клинике области.

Именно там и черпал материал для докторской диссертации, посвященной борьбе с тяжелыми инфекциями методами очищения крови. Но по сути всегда оставался в первую очередь практическим врачом, который эти методы использовал во благо пациентов. Он анестезиолог-реаниматолог высшей квалификационной категории. И в беседе со мной откровенно признался, что больше считает себя практиком, любит именно конкретное дело в больничных палатах и постоянно совершенствует навыки, чтобы выполнять его на высочайшем уровне. 

Практическая кафедра

В том, как важны для общества высококвалифицированные и душевные врачи и как значима эта благородная профессия, пандемия убедила даже тех, кто этого не признавал. Тем более те, которых можно назвать своего рода экстремалами. В реанимации очень часто счет идет на минуты, и каждая может быть решающей на грани жизни и смерти. Наверное, не всякому это под силу? Руслан Эдуардович подтверждает: нужно иметь особый склад мышления, уметь решать и действовать моментально, иметь глубокие знания не только в своей области, но и практически во всех направлениях медицины. А еще – чувствовать сердцем. Поэтому каждый пациент для него особенный и выделить какой-то отдельный необычный случай, когда традиционно спрашиваю об этом, не берется. Говорит о тех эмоциях, которые испытывает каждый из реаниматологов, когда возвращает к жизни человека, шансы которого первоначально оценивали как мизерные. Но даже если положение кажется совсем безнадежным, врачи будут бороться до последнего.

20201012-0W1A5725.jpg

Тактике этой борьбы он учит сегодня будущих врачей как в теории, так и на практике. Практическая часть обучения – занятия в клинике, и это одна из составляющих рабочего дня заведующего кафедрой. Она неразрывна с другой – конкретной помощью людям. Такой же симбиоз теории и практики лежит в основе тематических циклов повышения квалификации практических врачей со всей области, которые кафедра анестезиологии и реанимации начала одной из первых в вузе.

– У нас абсолютно практическая кафедра, – рассказывает Руслан Эдуардович. – Почти все сотрудники из практической медицины. Студентов учим на реальных примерах во время операций, диагностических и лечебных манипуляций, обходов, консилиумов. Наши кафедралы курируют все три отделения анестезиологии и реанимации, гемодиализа и детоксикации в университетской клинике и такие же службы в БСМП и областной детской больнице.

Опыт по «цепочке»

По аналогии с примером преемственности поколений на его жизненном пути интересуюсь у Якубцевича, есть ли у него подающие надежды ученики. Хотя, возможно, в его возрасте еще рано думать о последователях. Напротив, считает собеседник: чем прочнее научная «цепочка», тем весомее результат. Доволен, что студенты охотно выбирают направление: по популярности анестезиология и реанимация перещеголяла даже традиционные предпочтения старшекурсников – хирургию и гинекологию. И дело не в экстриме, который свойственен нынешней молодежи.

Выбирают профессию с желанием помогать людям и хотят быть там, где эффект этой помощи наиболее зримый и значимый. И, что важно, настроены психологически, потому если и случается отсев, то единичный.

В свое время с такой же тягой к профессии стал абитуриентом Гродненского медуниверситета сам Руслан Якубцевич. Набор двадцатилетней давности в вузе был самым маленьким за всю историю: на первый курс зачислили 120 человек. Соответственно, цифры претендентов зашкаливали. Прочные знания, не зря школу в Островце он окончил с золотой медалью, помогли выдержать вступительные испытания и стать студентом. Отношение к учебе и интерес к науке в вузе послужили тому, что после получения диплома первым местом его работы стала главная больница области. Будучи практическим врачом, защитил кандидатскую и докторскую диссертации. 

Сегодня главная больница области работает в новом статусе университетской клиники, а это означает еще и теснейший тандем науки и практики.

В ходе реализации пилотного для страны проекта уже созданы первые клинические отделы, в числе которых анестезиологии и реанимации под руководством Руслана Якубцевича.

Врач, ученый, преподаватель – все это, несомненно, требует полного посвящения себя профессии. Свободного времени немного, и его Руслан Эдуардович, по его собственному признанию, любит провести в гармонии с природой или слушая классическую музыку, которая словно переносит за творческими силами и настроением в другое измерение. А потом мысли снова возвращают в клинику, в отделение, где его ждут коллеги и пациенты.

“ГП”

Вам может быть интересно

Комментарии отключены