“Хотела помочь неизлечимо больной матери” – невролог Светлана Оскальдович рассказала, почему стала врачом

О том, как неизлечимое заболевание близкого человека сподвигло определиться с врачебным призванием, почему именно с мужем можно обсудить лечение своих пациентов и откуда «растут ноги» у инсульта – об этом и не только газете «Праца» рассказала врач-невролог Зельвенской ЦРБ Светлана Оскальдович.

Светлана Владимировна Оскальдович – родом в деревни Первомайская Щучинского района. Сюда в свое время по распределению попали её родители. Правда, после переехали в Гродно. Но и зельвенские края никогда не были семье чужими: Бородичи – это малая родина для матери Светланы.

– Когда мне было 13 лет, маме поставили II группу инвалидности по неврологическому заболеванию. Неизлечимому… Она часто пропадала в больницах. Так хотелось ей помочь! Но как? –
задается риторическим вопросом. – И я стала доктором. Помогая другим, я до сих пор думаю, будто помогаю ей.

Гродненский мединститут Светлана окончила с красным дипломом. С того момента прошло ровно 40 лет:

– Еще до поступления знала, что займусь именно неврологией. Хотя хирургия мне тоже очень нравилась. Я и на операциях присутствовала в качестве ассистента. Но однажды всё ж коленки подкосились: на операции, которая длилась несколько часов, мне стало нехорошо. Тогда и решила: не мое! Хотя я всегда была собранной. Меня не пугали походы в «анатомичку». Наоборот, думаешь – успеть бы всё. На первых курсах медицинского – особенно тяжело. Мало того, что нужно усвоить огромный объем информации, так еще успей на занятия в разные корпуса, расположенные в разных точках города. Иногда не хватало учебников. Бывало, что редкое издание в порядке очереди выдавали всего лишь на ночь. Позже, когда пошли клинические дисциплины, стало чуть легче.

После интернатуры, в 1981 году, Светлана прибыла в Зельвенскую ЦРБ врачом-неврологом:

– В первые годы врачебной практики вела дневник, в котором описывала интересные с медицинской точки зрения случаи по неврологии – то, что меня поразило. Бывают же болезни, с которыми в жизни 2-3 раза столкнешься.


Последствия инсульта можно «отхватить» в течение трех часов – благодаря тромболизису (тромб растворяют специальным лекарством). У данного метода есть противопоказания. Но в прошлом году несколько зельвенцев успешно прошли такую терапию.


Сегодня Светлана Оскальдович работает на неврологическом посту, который функционирует при терапевтическом отделении (заведующая Раиса Касперец). Вместе с ней – молодой врач-невролог Анастасия Шабунько, 4 медсестры и 4 санитарки, раздатчица, процедурная и старшая медсестры (последняя – общая на три поста, действующих при терапевтическом отделении). Ежегодно пост принимает порядка 600 пациентов.

– Утро врача начинается с того, что дежурная смена докладывает, каковым было состояние пациентов ночью. После – плановый обход по палатам. В течение дня решаются такие вопросы как выписка выздоровевших и оформление только поступивших пациентов, назначается обследование и лечение. Кроме того, врачи-неврологи консультируют не только своих подопечных, но и всю больницу (приемный покой, детское отделение и т.д.), – рассказывает доктор. – Настроение лечащего не должно сказываться на больных. Никому не интересно, что у доктора, как и у всех смертных, тоже может болеть, например, голова. Если надел белый халат, будь в форме – делай для пациентов всё то, что обязан. А еще добавь немного чуткости и заботы, которые могут «окрылить» пациента.

По словам Светланы Владимировны, вопреки советам опытных врачей она так и не научилась оставлять работу за дверями больницы. Благо, дома она может обсудить те или иные истории болезней с мужем. Эдуард Брониславович Оскальдович – анестезиолог-реаниматолог.

– Очень часто из отделения реанимации, которым заведует супруг, пациентов направляют в неврологию. Я их, считай, долечиваю. Вот и советуемся. Именно из-за этих ежедневных разговоров о работе, как после признались обе наши дочери, они не захотели пойти по родительским стопам, – рассказывает женщина.

Неврологические болезни сложны тем, что не имеют радикального лечения. Но медицина развивается.

– Если сравнить те условия, в которых я работала в начале профессионального пути и сейчас, – это небо и земля, – отмечает врач-невролог. – Сегодня отработан четкий механизм действий медперсонала при оказании помощи в тяжелых случаях. Если скорая приедет на вызов и обнаружит у человека нарушение мозгового кровообращения, его, минуя зельвенское медучреждение, повезут в Волковысский ресурсный центр, где экстренно произведут КТ и назначат лечение. Даже последствия инсульта можно «отхватить» в течение трех часов – благодаря тромболизису (тромб растворяют специальным лекарством). У данного метода есть противопоказания. Но в прошлом году несколько зельвенцев успешно прошли такую терапию.

Рост цереброваскулярных патологий, к которым относятся так называемые инсульты, – тенденция, которая наблюдается во всем мире (Зельвенский район – не исключение).

– В одном из интервью заведующий кафедрой неврологии Гродненского медицинского университета Сергей Кулеш отметил, что основная причина таких патологий – старение, – и эту точку зрения разделяет Светлана Владимировна. – На остальные факторы человек способен влиять: если бросить курить, свести к минимуму употребление алкоголя, избавиться от лишнего веса и заняться спортом, риск инсульта снижается почти на 50%.

На вопрос, вернись бы в прошлое, что бы изменили в профессиональной биографии, Светлана Оскальдович, ненадолго задумываясь, отвечает:

– В наше время были специальные ординатуры с усиленным изучением английского языка. Так многие однокурсники разлетелись по разным континентам. Я бы тоже рискнула уехать, скажем, в Африку – хотелось бы задействовать себя, например, в Красном Кресте. Но всё сложилось так, как и должно было быть. Когда я вижу, что действительно помогла человеку – что мне удалось его излечить, – это лучшая награда. Тогда понимаю, что моя мама могла бы мной гордиться!

Екатерина СЕРГЕЙ

Вам может быть интересно

Комментарии отключены