В чем заключено главное архитектурное достояние Зельвы? Объясняет наш земляк – главный архитектор института «Гродногражданпроект» Александр Захарчук

Газета «Праца» продолжает цикл публикаций о зельвенцах, 
чьи имена прославились далеко за пределами нашей малой родины. Героем этого интервью стал Александр Захарчук – главный архитектор института «Гродногражданпроект», председатель областной организации ОО «Белорусский союз архитекторов». У кого унаследовал талант рисовать, что не так с внешним видом Гродно и какое главное архитектурное достояние Зельвы, Александр Борисович рассказал нашему корреспонденту.

Учеба

«Решение стать архитектором пришло спонтанно. Подбирал себе специальность, где, грубо говоря, можно было рисовать либо лепить – мне этого хотелось с детства. Мама в школе вела ИЗО. Отец был занят в системе мелиорации – по сути, всегда работал с техникой.

Учился в столице в Белорусском политехническом институте. Накануне вступительной кампании прошел подготовительные курсы. Две-три недели дали мне неплохую теоретиче-скую базу. Вокруг специальности, что я выбрал – «Жилые и общественные здания» при кафедре архитектуры, – гудел ажиотаж. Рисунок – с ним у меня проблем не было – пропускал на экзамен по профильным предметам. Мне, наверное, повезло, что в тот год, 1977-й, на специальность был расширенный набор. Помню, как толпились у списков с фамилиями поступивших. Нашел свою – обрадовался. Хотя даже не понимал, чем буду заниматься (смеется).

У нашей группы была нагрузка больше, чем у всего потока. Но я ни о чем не жалею. Ведь это была отличная школа с сильными преподавателями, которых я успел застать, – многие из них в конце 70-х уехали за границу».

Карьера

«Окончив БПИ в 1982 году, распределился в тогдашний Ленинград. Но вскоре вернулся на Гродненщину. Начинал карьеру в управлении по строительству и архитектуре при
облисполкоме. Это была не административная работа – занимался в бюро проектированием. Был даже период, когда около года я проработал архитектором в колхозе «Комсомолец» под Гродно, – строили коровники, дома. Но вскоре понял, что не мое. В 1989 году устроился в «Гродногражданпроект», где до сих пор и тружусь – почти уже 30 лет. Из специалиста 2-го разряда вырос до главного архитектора института.

Председателем областной организации ОО «Белорусский союз архитекторов» меня избрали уже на второй срок – и он же последний из двух возможных. БСА – точно такая же организация, как и у писателей, например. Это прежде всего общественная работа. Организовываем внутрисоюзную жизнь, поддерживаем наших ветеранов труда, делаем выставки».

Рабочие будни

«По большому счету ничего романтичного! На работу к 7:30. Рабочий день не нормирован. С утра коллеги приносят информацию по объектам. Изучаем, совещаемся, принимаем решения, взаимодействуем с властями.

Действительно, моей подписью утверждаются многие проекты. Но охватить их все не в моих силах. Наиболее значимые – градостроительные, общественного значения – вполне. Но не типовые привязки, ремонты – массу мелких объектов, количество которых за год переваливает за 600.

Физически невозможно, чтобы один человек уследил абсолютно всё. Да это и не нужно. Ведь архитектура – сфера творческая. Замыкаться на одном человеке неправильно. Иначе всё будет однотипным. В институте более сотни архитекторов – способных, со своим видением и решениями.

По старой привычке в разработку вкрапливаю и свои идеи. Это, опять же, касается больших проектов. Республиканского значения в том числе. Там всё приходится контролировать едва ли не до самого гвоздика».

Проекты, которые запомнились больше всего

«Большой фронт работ был в Жировичах 18 лет назад (архитектор был отмечен Благодарственным письмом Митрополита Филарета. – Прим. авт.). При размещении семинарии, монастыря проводилась масштабная не только проектная, но и научно-исследовательская работа, к которой подключилась вся республика. Запомнились комплексные работы по благоустройству в Мостах и Лиде перед «Дожинками», реконструкция железнодорожного моста в Гродно.

Однажды коллеги подарили карту областного центра, пометив флажками объекты, которыми мы занимались. Едва ли нашлись пустые участки! Поэтому сложно выделить среди их массы какие-то конкретные.

Мне нравится работать в монументальном направлении. С художниками и скульпторами. Из примеров – католический храм Фара Витовта на площади в Гродно, а также недостроенный в Сморгони мемориал, посвященный Первой мировой войне. Жаль, что не хватило денег его сдать, так как объект крайне важный для историко-культурного наследия Беларуси». (К многочисленным наградам архитектора в 2017 году добавилась еще одна. За многолетнюю плодотворную работу, образцовое выполнение служебных обязанностей, значительный личный вклад в развитие архитектуры и градостроительства Александр Захарчук отмечен медалью «За трудовые заслуги». – Прим. авт.)

О внешнем облике Гродно

«Стремление нового бизнеса заменить все стеклом и керамогранитом портит уникальный исторический центр города, теряется его прежний облик. Высотки убивают существующую ауру провинциального городка с его бляшными крышами. Думаю, нам нужно вернуться к уютным старым балконам, въездам во дворы – возобновить стиль послевоенной застройки. К сожалению, Гродно стремительно теряет зелень.

Что касается микрорайонов?.. Таков запрос времени. Индивидуальные дома в кирпичном исполнении стоят больших денег – не каждый сможет себе их позволить. Поэтому спросом у нас пользуются относительно недорогие «панельки»».

Самое красивое здание в мире

«Конечно, в мире множество потрясающих сооружений. Но самого красивого не существует. Потому что важен общий план.


Важна гармоничность, уместность, подчиненность существующей застройке.

Это всё равно, что спросить, какой палец на руке самый красивый. Кисть руки, когда всё на месте, – это действительно красиво.

В Дубае, например, завораживают небоскребы. Но, быстро устав от их обилия, понимаешь, что это всего лишь формотворчество, демонстрация финансовых возможностей».

Взгляд на архитектуру Зельвы

«Зельва – типичный белорусский городок. Тихий и уютный. На въезде в глаза бросается прежде всего вода, зелень, рельефный ландшафт. И ветряки, конечно, – в них тоже заключен особый шарм.

В самой Зельве выделяется костел Святой Троицы – на фоне жилой ковровой (усадебной. – Прим. авт.) застройки. Выглядит лаконично и органично. Ведь далеко не самое главное, чтобы абсолютно все домики были одинаково красивы. Нет. Важен сам белорусский пейзаж. Хуже, когда появляется нечто нехарактерное ему. Например, ядовито-синие крыши.


Всё просто – чем гармоничнее застройка к природному фону, тем лучше. 

Кстати, жаль, что вырезали деревья в сквере».

Яркое воспоминание из детства

«Мои родные края – ближе к Деречину – деревня Острово. Когда вспоминаю детские годы, почему-то в голове всплывает Щара и всё, что с ней связано. Бегали по утрам на речку, ездили туда на велосипеде луговыми дорожками. Рыбачили. Купались. Даже в студенчестве, приезжая домой на выходные, бросал вещи и бежал скорее туда.

На Зельвенщине бываю раз в 2-3 месяца. Хотелось бы чаще, конечно.

Екатерина СЕРГЕЙ

Вам может быть интересно
4 комментариев
  1. Жанна Гайдук says

    Насчет Гродно – полностью согласен. Взгляните на европейские города – историческое и современное выглядит однородно, уместно.

  2. Катерина says

    Зелень всегда украшает ландшафтный дизайн

  3. Иван says

    талантливый и умный чкловек

  4. Марина says

    Все больше и больше убеждаемся, сколько талантливых людей на нашей маленькой родине.

Leave A Reply

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.