Фронтовик, журналист, учитель. На 97-м году перестало биться сердце ветерана войны Михаила Кузнецова

На 97-м году перестало биться сердце Михаила КУЗНЕЦОВА, поистине человека-легенды.

Михаила Николаевича в Зельве знали очень многие. Как ветерана войны, неутомимого труженика, человека активной жизненной позиции…Его уважали за щедрую, добрую и широкую душу. Он любил людей, всегда с радостью принимал их у себя дома, постоянно интересовался жизнью района. В недавнем прошлом был одним из главных почетных гостей всех торжественных мероприятий, активным участником хора ветеранов «Успамін». Самыми важными в его жизни были праздники День Победы и День печати. В эти дни работники редакции считали своим долгом в обязательном порядке навестить своего старшего коллегу.

Из воспоминаний Михаила Николаевича о войне знаем, что в 19 лет он командовал отделением, был ранен, воевал на двух фронтах и принимал участие в знаменитой освободительной операции «Багратион». Многие военные эпизоды помнил до мельчайших подробностей.

Особый моральный подтекст вызывает эпизод о пленении им трех немецких солдат. «Я не стал их расстреливать, хотя в той горячей боевой обстановке поступить так было бы удобнее и надежнее, пленных немцев передал командованию… Надеюсь, хотя это были и вражеские солдаты, таким образом сохранил жизнь трем молодым парням. Ведь им тогда было примерно столько же лет, как и мне», – рассуждал ветеран.

Оставалось только поражаться благородству бывшего солдата Михаила Кузнецова. Находясь в опасности, среди огня и крови, он проявил обыкновенную человеческую доброту и благородство, присущее русскому человеку. Это говорило о его миролюбии. Хотя на счету Михаила Кузнецова были десятки побед в смертельных схватках с врагами, о чем свидетельствуют два боевых ордена и многочисленные медали. Ему так же, как и остальным, было присуще чувство «поквитаться» за зверства и поруганную землю. Имелся личный повод для мести: старший из пяти родных братьев, ушедших на фронт, был убит немцами под Ленинградом еще в начале войны. И вот, спустя многие годы после той жестокой войны, ветеран не таил зла. Выше всего ставил любовь и милосердие.

М.Н.Кузнецов коренной сибиряк по отцу. Родился в казахстанской Павлодарской области. Бывшего фронтовика привлекла малая родина по линии матери – Гродненщина. На берег Зельвянки и причалил он после войны. В Зельве с конца 50-х. Оказался в числе тысяч «партийных направленцев», представителей исконно российских областей, призванных выполнять созидательную миссию в западно-белорусском регионе.

При участии М.Н.Кузнецова происходили преобразования в послевоенной Зельвенщине. Газета, в которой работал Кузнецов (сначала это было издание «Путь к коммунизму», а затем «Праца»), призвана была на роль официального пропагандиста и организатора.

За свою жизнь М.Н.Кузнецов направил, привил любовь к журналистской профессии многим десяткам молодых людей. У него масса учеников. К примеру, за руку привел в редакцию возглавляемой им «Працы» будущих редакторов районных газет Ирину Василевко, Аркадия Беспалого, Ивана Шлыка, Марию Данюк, Володю Карпука, Клавдию Кречко. Бывший его заместитель Иосиф Богино стал затем главным редактором областной «Гродзенскай праўды», многие сотрудники из зельвенской «районки» успешно стартовали в областные и республиканские издания. Он смело экспериментировал с молодыми, доверял им. К примеру, Анатолия Дожина, который стал в будущем членом Московской журналистской организации, зачислил в штат редакции в 16-летнем возрасте.

Ученики Михаила Кузнецова рассказывали, как бережно и обходительно относился он к их творчеству. Замечалась и поддерживалась любая удачная публикация. Разбор допускаемых ошибок превращался в терпеливую и доброжелательную профессиональную учебу. Учебным пособием были его собственные публикации под фамилией М.Пякун. В основном это были критические заметки о формализме чиновников, недостатках в торговле и обслуживании населения, ворах и взяточниках.

Как-то в своих воспоминаниях о М. Н. Кузнецове Анатолий Дожин рассказал об курьезе, который чуть не стоил должности главному редактору. И помог раскрыть его чисто человеческие качества. В одной из статей однажды появился следующий пассаж: «На больш высокую ступень паднiмем масава-палiтычную работу сярод буйной рагатай жывёлы». Фраза ужасная. В редакцию позвонил председатель колхоза, от имени которого была написана статья: я такого не говорил. Посыпался шквал звонков от читателей, потребовал объяснений райком партии. Подобное расценивалось как идеологическая диверсия. Поэтому нужно было найти виновного. Кто-то должен уйти из редакции. Оказалось, молодой печатник самостоятельно восстановил рассыпавшуюся полосу, при этом перепутав строчки текста и не согласовав исправленное с корректором. Из текста выпала строчка «даярак, цялятнiц i даглядчыкаў» после слова «сярод». Главный редактор принял удар на себя, никого не сдал.

Михаил Кузнецов умел сплотить коллектив, создать в нем творческую доброжелательную атмосферу. Все, с кем Михаила Николаевича свела журналистская судьба, ценили в нем дружелюбие, отзывчивость и порядочность. Его многолетний плодотворный труд на ниве журналистики и в общественной жизни высоко оценен: ему присвоено почетное звание «Заслуженный работник культуры БССР».

После ухода на пенсию Михаил Николаевич Кузнецов много лет возглавлял районную ветеранскую организацию. Всегда был в эпицентре всех значимых событий. Особенно любил общаться с молодежью, Человеку, умудренному жизнью, было о чем рассказать подрастающему поколению. Ведь жизнь свою он прожил открыто и честно, верил в свое дело, помогал другим. Его жизненный путь останется примером для многих, а светлая память о нем навсегда сохранится в наших сердцах.

Редакция газеты «Праца» выражает соболезнование родным и близким ушедшего от нас Михаила Николаевича Кузнецова.   

Служба информации газеты “Праца”.                                                                                          

Вам может быть интересно

Комментарии отключены